Анашкин Михаил Борисович

Путь Ильича. – 1988. – 18 июня (№ 73)
РОДОМ ИЗ КОМЫ
Биография уроженца села Кома Героя Советского Союза Михаила Борисовича Анашкина богата и насыщена событиями, связанными с боевым путем Советских Воруженных Сил. В 1919 году Михаил Анашкин вступил в партизанский отряд, а затем в ряды Красной Армии. Участвовал в боях против Колчака, в подавлении кронштадтского мятежа, в разгроме японских милитаристов па Квантунской железной дороге. Занимал руководящие армейские должности от командира отделения до командира корпуса. В Великой Отечественной войне Михаил Борисович принимал участие с ее первых дней — сражался на Центральном. Брянском, Воронежском и других фронтах, форсировал Вислу, освобождал Варшаву, брал Берлин.
Михаилу Борисовичу посвящен один из материалов серии «Герои огненных лет», выходящей в столичном издательстве «Московский рабочий». Об этой серии хочется рассказать особо. Она выходит многотысячным тиражом уже много лет, помещая на страницах своих выпусков документальные повествования о жизни и боевой деятельности Героев Советского Союза. Большое место уделяется новоселовцу — ведь он тоже мог считать себя москвичом: жил несколько лет в столице, здесь окончил Военную Академию имени .М. В. Фрунзе.
Особое внимание в книге уделено освобождению
воинами под командованием Анашкина Полыни и ее столицы — Варшавы. Советские воины пришли в Европу не как завоеватели, а как освободители от фашистского господства. Читатели узнают о благородной деятельности этого человека по патриотическому воспитанию молодежи и в послевоенное время.
Михаил Борисович прожил счастливую жизнь. Всего себя без остатка отдал родной стране и Вооруженным Силам. Серия «Герои огненных лет» отдает должное военачальнику, снискавшему о себе добрую память потомков.
Г. ХОБОТБЕВ. г. Москва.
Путь Ильича. – 1988. — №№93, 94, 97
В 1972 ГОДУ НА СТРАНИЦАХ НАШЕЙ ГАЗЕТЫ ВПЕРВЫЕ БЫЛА ОПУБЛИКОВАНА ДОКУМЕНТАЛЬНАЯ ПОВЕСТЬ «ГЕРОЙ ИЗ КОМЫ», РАССКАЗАВШАЯ О ЖИЗНИ ГЕРОЯ СОВЕТСКОГО СОЮЗА МИХАИЛА БОРИСОВИЧА АНАШКИНА. ВСЕ ЭТИ ГОДЫ АВТОР ПОВЕСТИ — ЧЛЕН СОЮЗА ЖУРНАЛИСТОВ СССР МИХАИЛ ТРОФИМОВИЧ КОНОПЛЕВ ВЕЛ КРОПОТЛИВЫЙ ПОИСК НОВЫХ СВЕДЕНИЙ О НАШЕМ ЗЕМЛЯ¬КЕ. ВО ВТОРОЙ ГЛАВЕ ДОКУМЕНТАЛЬНОЙ ПОВЕСТИ. КОТОРУЮ МЫ СЕГОДНЯ НАЧИНАЕМ ПУБЛИКОВАТЬ; М. Б. АНАШКИН ЕЩЕ ЯРЧЕ РАСКРЫВАЕТСЯ КАК ПОЛКОВОДЕЦ И ЧЕЛОВЕК.
ИТАК, ПОВЕСТЬ К ВАШЕМУ ВНИМАНИЮ
ГЕРОЙ ИЗ КОМЫ

1

ГЕРОЙ ИЗ КОМЫ
В ноябре 1987 года я получил письмо из Крас¬ноярска от нашего земля-ка краеведа Ивана Тихо¬новича Лалетина. Он сооб¬щил, что ребята краснояр¬ской школы М 66 под ру¬ководством учителя И. И. Соколова занимаются поис¬ками материалов о красно¬ярцах — Героях Советского Союза. В 1986 году в Москве вышла книга «Па¬мять в сердце храня», в которой есть рассказ о на¬шем районе и селе Медве¬деве. На эту книгу пошли письма-отклики.
Далее П. Т. Лалетин пи¬шет: «Как видишь, Миха¬ил, нашелся фронтовик, ко¬торый лично знал Михаила Борисовича Анашкина, на¬шего героя из Комы. По¬СКОЛЬКУ ты накапливаешь о нем материал, то я и по¬сылаю тебе это письмо».
С большим нетерпением я разбирал это объемное пи¬сьмо. адресованное Ивану Ивановичу Соколову, энту¬зиасту красноярской шко¬лы № 86. КОТОРЫЙ являет¬ся одним из авторов кни¬ги «Память в сердце хра¬ня». Здесь воспоминания о нашем земляке Василии Ивановиче Русинове от И. Ф. Диваева из города Бо¬рисова Минской области. А вот и то что я так ждал: письмо от ветерана Вели¬кой Отечественной войны Константина Афанасьевича Новикова из города Павло¬града Днепропетровской об-ласти. Читаю: «Уважаемый Иван Иванович! Посчитал вашу книгу «Память в серд¬це храня». Очень благода¬рен вам и вашим красным следопытам школы № 86 г. Красноярска за поиско¬вую работу о героях — земляках. В этой книге я встре¬тил Фамилию командира 129 стрелкового корпуса гене-рал — лейтенанта Героя Со¬ветского Союза Анашкина Михаила Борисовича. В го¬ды войны моя служба про¬ходила в 169 отдельном ба-тальоне связи, который обеспечивал связь коман¬дования корпуса с дивизи-ями и полками. Участво¬вал в боях по освобожде¬нию Польши, взятию Бер-лина. Закончил войну на реке Эльбе. В феврале 1946 года наша часть была на¬правлена на РОДИНУ. Те¬перь большая просьба. Со¬общите, как сложилась да¬льнейшая жизнь Михаила Борисовича? Может быть, есть мемуары, написанные им в годы войны?».
Какая находка! Я па про¬тяжении пятнадцати лет по крупицам собирал материал о нашем земляке, а вот жи¬вых свидетелей его фронто¬вых будней не видел и не слышал. Тут же пишу пись¬мо в Павлоград К. А. Но¬викову. В январе 1988 го¬да получаю ответ. Приво¬жу его полностью.
«В ряды Советской Армии призван в марте 1944 года. В мае того же года влился в состав 169 от¬дельного батальона связи телефонистом. По долгу службы мне приходилось устанавливать телефонные аппараты в кабинетах ко¬мандира корпуса генерал- лейтенанта Анашкина М. Б. Запомнился такой случаи. Было это в Ковеле. В ка¬бинете за столом сидел ге¬нерал, разбирая бумаги. Я попросил разрешения на ус¬тановку телефона. Что мне бросилось в глаза? Гене¬ральские погоны. Я их ви¬дел впервые. Смутился.
Слышу, как генерал меня ободрил и говорит: Делай свое дело, солдат». Во время моей работы генерал интересовался, получаю ли я письма из дома, как служится и воются предло¬жил закурить папиросу, по я отказался, потому ЧТО не курил… Впоследствии на протяжении всех боев, а они проходили: Ковель. Люблин. Варшава. Лодзь. Одер, Берлин (Шпандау), Бранденбург, мне приходи¬лось налаживать связь в местах, определенных для командира корпуса. После окончания войны согласно Ялгинской конференции. 129 стрелковый корпус располагался в городах Га¬ле. Мангензальц. Биттерфельдт. В феврале 19 16 го¬да штаб корпуса и несколько подчиненных частей (169 — отдельный батальон связи, 75 артиллерийская бригада) по железной до¬роге были переброшены в город Ворошиловград. Там мне в последний раз при¬шлось обслуживать связью генерала Анашкина. Что ос¬талось в памяти о коман¬дире? Он был плотного те¬лосложения. ростом 175— 180 сантиметров. Сколько мне приходилось с ним встречаться, осязательно поинтересуется настроени¬ем солдат.
Однажды был такой слу¬чаи. Штаб 129 стрелкового корпуса находился на бере¬гу озера, было это в Поль¬ше. Артиллеристы выкати¬ли нашу «сорокапятку» к берегу и сделали несколько выстрелов в воду. Всплыла глушенная рыба. За этим занятием и застал «рыбо¬ловов»’ генерал Анашкин. Испуганные пушкаря дума¬ли, что не миновать им„ военного трибунала. Гене¬рал же «поблагодарил» их за меткую стрельбу и ра-ционализацию. а на другой день «рыбакам» крепко до¬сталось от их непосредст¬венных командиров.
СЛУЖИЛ В ШТАБЕ КОРПУСА генерал-майор Горшенин — заместитель Анашкина по строевой части — с двумя сыновьями. Может быть, генерала уже нет в живых, а сыновья где-то в Москве. Они очень много знают о генерале Анашки¬не…».
Сердце греют такие пи¬сьма. Откровенные, откры¬тые. детальки командира описывающие. Но главное в другом. Н. А. Новиков со¬общил мне адреса своих со¬служивцев и ДРУГИХ фрон¬товиков, которые могли бы дополнить его воспомина¬ния о командире корпуса. И вот я снова ПИШУ Ни¬колаю Михайловичу Гав¬рилову в Москву Михаилу Никитовичу ФИЛИППОВУ В Павлоград, Валентину Яковлевичу Горшенину в МОСК¬ВУ…
И все они отозвались. Кто хоть, сколько знал и помнил нашего земляка — героя сообщили мне и нем. Я от всей души благодарен этим людям.
(Продолжение следует)
На снимке: группа вои¬нов из батальона связи, об¬служивающая командова¬ние штаба 129 стрелкового корпуса. Слева направо: стоят — телеграфист Соло¬вьев, телеграфист Афено- генов, старшина Котиков, сидят — Новиков, телегра¬фист Донецкий, связист Филиппов
Особенно интересные вос¬поминания о нашем земля¬ке прислал мне ветеран войны, а ныне секретарь президиума совета ветера¬нов 47-й армии, в состав которой входил 129 стрел¬ковый корпус Анашкина, Валентин Яковлевич Гор¬шенин. Он откровенно вспоминает: «Я встречался с генералом Анашкиным М. Б., но, наверное, сказать, что был лично знаком с ним, будет преувеличено. Дело в том, что Анашкин М. Б. был командиром кор¬пуса, а я — помощником командира комендантского взвода охраны штаба кор¬пуса. Тем не менее, я лич¬но знал комкорпуса и в си¬лу моих служебных обя¬занностей. Мне приходи¬лось с ним встречаться и разговаривать не раз. вы¬полнять приказания. Он же меня знал по той причине, что начальником штаба корпуса со дня его созда¬ния, еще весной 1944 го¬да под городом Ковель, был мой отец — полковник Гор¬шенин Яков Павлович». (В книге «Освобождение го¬родов» подтверждается этот факт, а также то, что Гор¬шенин Я. П. позднее был заместителем командира корпуса по строевой части, а затем — командиром 260-й стрелковой диви-зии. входившей в 129-й стрелковый корпус Анаш¬кина М. Б. ПРИМ. М. К.).
Молодой помкомвзвода Валентин Горшенин, как общепринято в случаях охарактеризовывать старше¬го командира, пишет, что Анашкин М. Б. в среде ко¬мандиров корпусов и диви¬зий 41 -й армии считался с точки зрения знания вопросов военной стратегии и тактики ведения боевых действий грамотным и опытным комкором. Он был требовательным как к себе. так и к подчиненным офицерам штаба и дивизий. Справедливо относился к солдатам, сержантам и офицерам. Валентин Яков¬левич Горшенин приводит такой случай. В конце де¬кабря 1914 года генерал Анашкин М. Б. приехал на передний край в один из полков 260-й стрелковой дивизии. Тогда корпус сто¬ял в обороне на реке Вис¬ла. Было раннее утро. Ге¬нерал с командиром диви¬зии добрались до наблюда¬тельного пункта (НП) пол¬ка и стали осматривать в стереотрубу передний край немецкой обороны за Вис¬лой.
Вскоре Анашкин М. Б. решил пройти в траншею переднего края обороны полка. В сопровождении ко¬мандиров он прошел из ба¬тальонных укреплений в ротные, хотя это было не¬безопасно. Участок распо¬лагался в низине и очень хорошо простреливался с немецкого берега. Об этом командир полка заранее до¬ложил командиру корпуса. Анашкин М. Б. на это шу¬тя, ответил : «Я не могу приказать немецким снай¬перам стрелять или не стрелять. Солдат рискует каждую секунду, а я, мо¬жет быть, раз в день». При осмотре позиций генерал сделал серьезное замечание командиру батальона за то, что траншея отрыта мельче, чем положено.
Потом комкор зашел в блиндаж взвода, где рас¬полагались солдаты. Он первым делом поинтересо¬вался, как их кормят, вы¬яснил, в чем нуждаются, нет ли жалоб и просьб. Разговорились о буднях бо¬евой жизни в обороне, о поведении немцев за Вис¬лой на данном участке, много ли раненых и убитых за текущую неделю. Есте¬ственно, что боевую обста¬новку на данном участке командир корпуса прекрас¬но знал, но он хотел ус¬лышать о ней из первоис¬точника, непосредственно от солдат, хотел знать их личное мнение. В разгово¬ре с бойцами Михаил Бо¬рисович по — отечески настав¬лял их не подставлять се¬бя напрасно шальным ПУ¬ЛЯМ, в обороне не прене¬брегать укрытием любого вида. Одновременно выяс¬нял у солдат, знают ли они свои ближайшие задача в обороне и наступлении. И если боец отвечал что-то не так, то последующий раз¬говор продолжался с его непосредственным команди¬ром.
Цитирую автора письма: «Такое общение генерала Анашкина М. Б. с солда¬тами и проявление забыты о них, шли на пользу бое¬вых дел и создавали ему большой авторитет. Конеч¬но, такие качества должны были быть у большинства военачальников, но, к со¬жалению. некоторые об этом по разным причинам забы¬вали. А о генерале Анаш¬кине этого сказать не мо¬гу».
Эти воспоминания при¬ходятся в канун начала бо¬льшого и знаменательного наступления по форсирова¬нию реки Вислы с участи¬ем 47-й армии за освобож¬дение польской столицы Варшавы. 15 января 1945 года началась Висло-Одерская боевая операция 1-го Белорусского фронта (ко¬мандующий маршал Совет¬ского Союза Г. К. Жуков). 47-я армия в составе 77, 125 и 129 стрелковых кор¬пусов наступала севернее города Варшавы во взаимо¬действий с 1-й Польской ар¬мией. Управление штаба 129 стрелкового корпуса которым командовал гене¬рал Анашкин М. Б., до на¬чала операции дислоциро¬валось в конце 1944 года в небольшом городе Радземине, который находился в 20 километрах от предместья Варшавы города Праги на восток. Далее Вален тин Яковлевич Горшенин конкретизирует: «Некоторое время мне довелось быть в Радземине. но в кон¬це декабря вместе с отцом, которого назначили командиром 260-й стрел¬ковой дивизии, мы убыли в командный ПУНКТ, уст¬роенный на берегу Вислы».

1

Как известно, по политическим соображениям ос¬вобождение столицы Поль¬ши было доверено поль¬ским войскам. Поэтому их жолнеры наступали в цент¬ре, а советские части, так сказать, подстраховывали слева и справа, то есть на¬ступали южнее и севернее
До начала общего на¬ступления с форсированием реки Висла наблюдательный ПУНКТ 260-й стрелковой дивизии находился на опуш¬ке леса вблизи ее высокого берега. Наблюдательная вы¬шка была оборудована меж¬ду трех близко стоящих друг от друга крепких со¬сен. На высоте 10—11 мет¬ров солдаты соорудили настил-платформу для коман-диров. Вот сюда на НП за 10 минут до начала 55- минутной артиллерийской подготовки и приехал в ди¬визию командир корпуса ге-нерал Анашкин М. Б.
(Прод. следует)
На снимке: справа — сидит командир корпуса генерал Анашкин М. Б., в центре — его заместитель генерал Горшенин Я. П., слева — один из команди¬ров дивизий (фамилия не известна). Фотография сде¬лана в гор. Лангельзальце на городском стадионе, где состоялась футбольная иг¬ра между солдатами нашей дивизии и футболистами городской сборной немцев.
Фото сделано в сентяб¬ре 1945 года

1

Поздоровавшись с командо¬ванием дивизии, за 3—5 ми¬нут до артиллерийской под¬готовки комкор подошел к лестнице, ведущей на на¬стил между соснами. По¬смотрев на сооружение, он, улыбаясь, спросил, не раз-валится ли оно под его тя¬жестью. Он по телосложе¬нию действительно был туч¬ным и грузным. В шутли¬вой форме Михаил Борисо¬вич предложил первым под¬няться на вышку хозяину НП — командиру дивизии полковнику Горшенину. Потом стал подниматься сам и, несмотря на его ком¬плекцию, быстро и провор¬но прошел по лестнице.
На платформе для наблю¬дения были установлены несколько стереотруб, поле¬вые телефоны. В 9 часов 30 минут раздались пер¬вые залпы артиллерии. Все кругом загрохотало, загу¬дело, задрожала земля под ногами, заколебался воз¬дух. Через несколько минут все пространство заволок¬ло ПОРОХОВЫМ дымом, его специфический запах стал проникать в горло и осе¬дать на губах. Валентин Яковлевич Горшенин пи¬шет: «Наш артиллерийско — минометный огонь из всех видов орудий был уничто-жающим. Казалось, что на фашистской линии оборо¬ны не остается камня на камне, не остается ни мет¬ра земли, где бы не разор¬вался наш снаряд. Огне¬вой ад был в обороне фашистов . И это нас ободряло и радовало: солдаты смогут ворваться в тран¬шеи врага, не неся боль¬ших потерь. Так думал каж¬дый из нас, кто находился на НП, так, наверное, ду¬мал и командир корпуса. Однако время артподготов¬ки подходило к концу, и за десять минут до ее окон¬чания Анашкин М. Б. от¬дал приказ командирам ди¬визий. а те в свою очередь — командирам полков на¬чать форсирование Вислы.
Пороховой дым еще сто¬ял над землей, поэтому на¬блюдать за ходом форсиро¬вания рейи было трудно. Наш берег терялся в дым¬ке, а противоположный и подавно.
Однако через несколько МИНУТ от командиров пол¬ков ПОСТУПИЛИ первые со¬общения. Солдаты, пользу¬ясь подручными средства¬ми. вышли на лед Вислы и начали переправу. Одновре¬менно волоком на плотах артиллеристы тащили 45- миллиметровые ОРУДИЯ. Бы¬ли подготовлены к пере¬праве и орудия 76 милли¬метров.
Висла на участке проры¬ва имела ШИРИНУ более ста метров, течение очень бы¬строе. Поэтому лед на реке был не толстый, тем бо¬лее, фашисты предусмотри¬тельно методически разбивали его артобстрелами до нашего наступления.
И все-таки переправа на¬ших подразделений шла нормально. Береговая ар¬тиллерия «перемолола» переднюю траншею фашис¬тов, и ее огонь был пере¬несен в глубину обороны врага. Наши солдаты к этому времени уже пере¬правлялись на немецкий бе¬рег и начали атаку перед¬ней линии. Пороховой дым стал рассеиваться, и с на¬блюдательного пункта ди¬визии можно было наблю¬дать весь ход атаки на про¬тивоположном берегу. Про-шло около часа. Из докла¬дов на НП стало ясно, что полки дивизии взломали не¬мецкую оборону и продви¬гаются вперед: Командир 260-й принял решение, что ему со штабом пора пере¬бираться за ВИСЛУ. Он до-ложил об этом командиру корпуса генералу Анашки¬ну М. Б. Тот незамедлите¬льно дал ему «добро». ска¬зал далее, что гам начнет перебираться туда, востре¬бовав согласия командую¬щего армией.
На снимке: момент встре¬чи с американскими союз¬никами на уровне командиров корпусов: справа американский генерал, в центре — генерал Анаш¬кин М. Б., сзади — гене¬рал Горшенин Я. П. про¬ходят перед строем почет¬ного караула. Встреча со¬стоялась в г. Лангензальц, июль. 1945 год.
После освобождения Варшавы 129 стрелковый кор¬пус продолжал дальнейшее преследование Фашистских войск, продвигаясь к не¬мецкой границе. Он с боя¬ми участвовал во взятии фашистского логова — Бер-лина.
После окончания воен¬ных действий 47-я армия в полном составе вошла в группу советских войск в Германии и находилась там по апрель 1946 года.
Теперь уже в деталях В. Я. Горшенин сообщает: «Мой отец снова был на¬значен заместителем коман¬дира 129 стрелкового кор¬пуса, ему было присвоено звание генерал-майора в апреле 1945 года. Детом того лее года управление штаба корпуса дислоциро¬валось на земле Саксон¬ской в гор. Лангензальц. Управление штаба 47-й ар¬мии находилось в гор. Гал¬ле. В ноябре управление штаба 129 стрелкового кор¬пуса было передислоциро-вано в город Битерфельд, поближе к штабу армии».
Итак, все советские вой¬ска, находящиеся в Гер¬мании после Дня Победы, перешли от боевых дейст¬вий к мирной службе. Сол¬дат старших возрастов и военнообязанных женщин и девушек демобилизовали и провожали на Родину. Сол¬даты и сержанты младших возрастов продолжали слу¬жбу.
Хочу сказать доброе сло¬во о младшем Горшенине, который так подробно и честно рассказал о нашем земляке. Проследим же и его послефронтовую судьбу. Об этом он пишет так: «В августе 1945 года уехал в отпуск к матери. Я ее не видел с октября 1940 го¬да… После отпуска возвра¬тился опять в город Лан¬гензальц. Из помощника командира взвода меня пе¬ревели на должность адъ¬ютанта заместителя коман¬дира корпуса со званием «старшина». Приказ о мо¬ем назначении был подпи¬сан генералом Анашкиным М. Б».
Теперь о самом генера¬ле. Вероятно, не все зна¬ют, что за ряд успешных боевых операций, проведен¬ных 129 стрелковым кор¬пусом под командованием сибиряка, ему было при¬своено звание Героя Со¬ветского Союза. Кроме то¬го. он награжден двумя ор-денами Ленина, четырьмя орденами Боевого Красно¬го Знамени, орденом Суво¬рова второй степени, орде¬нами Красной Звезды. Отечественной войны и мно¬гими медалями нашей страны и американским орде¬ном. Анашкин был не про¬сто генерал, а генерал гвардейского подразделе¬ния.
И еще один штрих о ге¬нерале Анашкине поведал старшина Горшенин. Пере¬даю его вам. читатели. Вот что он пишет: «В феврале 1946 года вызвал меня ге¬нерал Анашкин к себе и говорит: «Горшенин, тебе сейчас в штабе делать не¬чего (мой отец. зам. ко¬мандира корпуса, был в от¬пуске, а я его адъютант). Так вот, сейчас формиру¬ется колонна автомашин для передачи нашему народно¬му хозяйству в Советский Союз… Я тебя назначаю старшим. От нашего штаба мы наберем штук 20 гру¬зовых автомашин для на¬родного хозяйства и штук десять легковых машин штабных, которые надо пе¬регнать в Союз под город Брест. Вся наша колонна машин войдет в общую ко¬лонну для Родины, всего около тысячи единиц от нашей армии… Вот с этой колонной и поедешь под Брест… Там сдашь машины и будешь ждать отца из от¬пуска. Вместо вернетесь в Берлин».
Я сказал, что ехать го¬тов, но только у меня нет водительских прав. Анаш¬кин же мне говорит, что права тебе не потребуют¬ся, будете ехать в общей колонне. Так что езжай и выполняй приказ, все не¬обходимые документы штаб оформит…
В штабе сказали, чтобы сам и все водители имели личное оружие и гранаты. Эта предосторожность была принята из-за того, что будем ехать через Польшу, а там по лесам и населен¬ным пунктам бродили не¬добитые бендеровцы, бульбовцы и другие банды раз¬ных мастей. Нередко они нападали на наши неболь¬шие автоколонны и громи¬ли их. Но мы проскочили без нападений. Колонна в 1000 машин с двумя ты¬сячами водителей (по два на машину) дошла до Бре¬ста без помех. Когда я при-ехал снова в штаб корпу¬са, то доложил Анашкину М. Б., что приказ выпол¬нил. А он говорит: «Я так беспокоился, как вы там доедете… Ну, очень хоро¬шо». Сказал тепло, по-оте¬чески. Мне это дорого на всю жизнь».

Комментарии закрыты